С.П.Королев Ю.А.Гагарин В.В.ТерешковаА.А.ЛеоновП.Р.ПоповичВ.В.Петуновп-400РТ-70АДУ-1000
В начало сайтаЭтапы развитияИстория в людях и судьбахКосмические объекты - площадкиКосмическая Евпатория в кино, видео и на фотоФорум. Анонсы
Вверх
      Истории и судьбы

О разделе

О Евпатории, космосе и космонавтах

В.В. Петунов

Общественное признание. С людьми и для людей. В.В.Петунов

Общественное признание

С ЛЮДЬМИ И ДЛЯ ЛЮДЕЙ

Данная статья любезно предоставлена Т. Дугиль для публикации на сайте по истории Евпатории. Авторские права на данную статью принадлежат Т. Дугиль

…Церемония вручения премии «Общественное признание» подходила к концу. Объявить лауреата в номинации, завершавшей праздник, вышел председатель жюри Владимир Заскока: «Уважаемые друзья! Согласно Положению о проведении конкурса, мы имеем право присуждать вненоминационные награды. И жюри единогласно приняло решение: премия, которая называется «С людьми и для людей», предназначена многие годы ведущему наш город к благополучию и процветанию городскому голове Андрею Петровичу Даниленко…» Однако стремительно взбежавший по ступеням на авансцену театра им. Пушкина мэр Евпатории фразу эту поспешил продолжить: «Прошу меня понять правильно… Однажды, через определенное количество лет, занимать эту должность я уже не буду. Вот тогда и сочту за честь стать номинантом данной премии. А пока воспользуюсь тем, что Общественный совет все-таки - при городском голове, и наложу на его решение вето. И приглашу на эту сцену человека, безгранично уважаемого мной и большинством присутствующих, – Валентина Васильевича Петунова!» Зал замер на миг. Выдохнул в едином каком-то порыве и – взорвался аплодисментами! Овация казалась нескончаемой. Тому, кто двадцать лет руководил Евпаторией и строил ее, тому, кого знают и любят все, люди аплодировали стоя...

Валентин Васильевич ПетуновМногих ли представителей номенклатуры народ одаривал столь искренним уважением? А ведь совсем недавно человек этот с затаенной горечью усмехался в седые усы: «Я нынче не в моде…»

1..«Евпатория – судьба моя»

…В скверике около вокзала многие деревья посажены его руками. Иногда он подходит к «крестникам», гладит теплой, крепкой еще ладонью теплую же кору: «Ну, как ты тут, дружок? Живешь? Все в порядке? Молодец, расти!». И чуть смущенно спешит дальше – несентиментальный, строгий человек. Хозяин.

А казалось, все было совсем недавно… Тридцатишестилетний инструктор отдела строительства Крымского обкома партии, «по гражданской специальности» - инженер-строитель Валентин Петунов, задумавшись однажды о неминуемо предстоящем переезде «на места», твердо для себя решил: «В Евпаторию – не поеду!». Здравницу знал - несколько раз привозил в санаторий детей, воспринимал ее (не в обиду будь сказано!) большой деревней, захолустьем. Раздражал неспешно-ленивый мещанский уклад провинции, царившие в ней пыль и грязь, открытость всем ветрам… Но строго, «как удав на кролика» взглянул на, мягко говоря, не очень довольного предстоящим назначением подчиненного тогдашний первый секретарь обкома В.Г. Комяхов, и на следующий день удрученный реакцией жены («Как хочешь, решай сам, а я туда – ни ногой!») Валентин Петунов был уже в Евпатории. Партийная дисциплина…

Мог ли предположить уроженец Полтавщины, что город этот станет ему дороже всего на свете?

Тогда, в шестьдесят первом, с улицы Фабричной (ныне Сытникова), где поселился новоиспеченный второй секретарь Евпаторийского горкома, на работу – на улицу Гоголя – ему порой приходилось добираться в сапогах. От вокзала к Мойнакскому озеру тянулась степь – замечательные угодья для охоты на зайцев. А теперь?.. «Я влюблен в этот город! Я горжусь им и считаю себя коренным евпаторийцем!» - без малейшего пафоса говорит человек, имеющий полное право гордиться – новую Евпаторию построил он. И добавляет скупо: «Интересно было работать».

Мой город… Тема эта для Валентина Васильевича – особая, щемящая сердце увлеченного созидателя. Ведь он помнит рождение каждого дома в новых микрорайонах, каждой школы, каждого детского садика. Помнит три этажа еще недостроенной гостиницы «Украина», кинотеатр «Ракета» - принятый в сентябре долгостроем и сданный в декабре в эксплуатацию. Красноречивы цифры: приехал Петунов в город с населением 42 тысячи человек, уходил на пенсию – перепись насчитала в Евпатории 120 тысяч горожан. Принимал «в хозяйство» 30 санаториев, сдал преемнику 102!

- Каждую неделю мы принимали по объекту! Эх, что уж говорить! – с досадой машет рукой мой собеседник. – Единственная строительная организация, способная хоть что-то делать достойно, - «Стройкомплекс» - перебивается кое-как. Филиал «Консоли» и «Кадар», складывается впечатление, работают лишь на богатых «сезонных евпаторийцев». В последние годы строительство вроде бы и оживилось снова, но какое-то оно… стихийное, беспорядочное.

Хозяйственные заботы занимали 80 процентов времени секретаря горкома. Образно говоря, он всегда знал, «где, в какой подворотне какую собаку зовут Жучка, какую – Шарик». Почти каждое воскресенье он брал блокнот и поэтапно, по три-четыре часа обходил пешком кварталы, отмечая: здесь фонарь разбит, там – скамейка сломана, тут – балкон надо бы укрепить, пока кому-нибудь на голову не рухнул… Утром в понедельник руководители и парторги получали письменные указания, где, что и как надлежит сделать. Ослушаться-отмахнуться никому из них и в голову не приходило: серьезен был хозяин.

Но в панцире крутости всегда жила живая душа. На рабочем столе Валентина Васильевича Петунова обязательно лежал список дней рождений всех руководителей городских служб, и каждого именинника он поздравлял не через секретаря – лично. Старался не пропустить ни одного концерта, ни одного спектакля в театре…

Живая душа до сих пор заставляет принимать близко к сердцу любой беспорядок в городе.

- Все свои критические мысли я пытаюсь списывать на собственное «старческое брюзжание», - слегка улыбается обладатель здорового чувства юмора. – Но они все равно не дают покоя: «А здесь я сделал бы лучше… А там – поступил бы по-другому…». Хотя нынешнему городскому руководству работать неизмеримо тяжелее, чем было нам. Никто никому не подчиняется, все хозяйственные службы - «самостийны», ни от кого ничего не добьешься!.. А как уродует город коммерциализация, эти бесчисленные рынки, палатки и аптеки! Понимаю, что без этого не выжить. С уважением отношусь к частникам-производителям. С раздражением – к узаконенной спекуляции.

Время от времени Валентин Васильевич не выдерживает – излагает наболевшее на страницах «ЕЗ» (газета "Евпаторийская здравница" - М.Б.). И трудно подсчитать, сколько дельных его идей органично влились в генеральный план развития Евпатории, в будущее. Светлая голова, сила духа, характер, опыт – кажется, и сейчас могли бы приносить пользу городу. А оказались никому не нужными еще четверть века назад: прокрустово ложе власти благосклонно лишь к «молчальникам».

«Я с детства называл себя «перевертень» - умел приноровиться к обстоятельствам, но двуликим Янусом никогда не был». «Бескомпромиссным можно быть только к задуманному самим собой. Компромисс, по-моему, - это приспособленчество». «Не терплю чванства! «Человек от народа» - вот самая моя высокая оценка в оценке других людей». «Я прожжённый коммунист. Прожжённый – это тот, кто, пройдя огонь, воду и медные трубы, сохраняет в себе веру в свои идеалы. Больше всего ценю в людях способность сохранять веру в свои убеждения. Человек, не верующий ни во что, для меня – плохой человек». Систему взглядов Валентину Васильевичу сложила жизнь. А нормально воспринимать подчиненного-Личность, на все имеющего свое твердое мнение, способен, наверное, только умный начальник.

Первой кошкой, что прошмыгнула в начале восьмидесятых между тогдашним первым секретарем обкома Макаренко и первым секретарем Евпаторийского горкома Петуновым, была… обида. Почти год Валентин Васильевич пытался понять, за что невзлюбили, почему игнорируют, обделяют вниманием областные товарищи его расцветшую, похорошевшую, словно еж – иголками утыканную строительными кранами Евпаторию? Старался не обращать внимание на пренебрежение, работал в прежнем ритме. Деньги на строительство Дворца бракосочетания, например, «добыл путем взаиморасчетов» у директора Южного машиностроительного завода (знаменитого тем, что выпускал чуть ли не половину всей ракетной техники СССР, а в качестве «ширпотреба» клепал замечательные мини-трактора). Но, поразмыслив, решил: негативное отношение сложилось к его персоне… А последней каплей, переполнившей чашу унизительного и несправедливого манкирования, стал совсем уж неприличный факт: на счет обкома поступили добытые евпаторийцами для своего города два миллиона рублей инвестиций, из которых детская здравница получила в свое распоряжение… лишь триста тысяч.

- На одном из пленумов я не выдержал: «вылез» на трибуну и объяснил присутствующим, на чьи средства в Симферополе обустраивается набережная реки Салгир… - «закаленный во многих заварухах», пользовавшийся заслуженным авторитетом в министерских кругах союзного уровня, Валентин Васильевич отдавал себе отчет: подобную «выходку» ему не простят, спокойно работать не дадут.

Летом восемьдесят первого было написано заявление, редкое по тем временам в партийных сферах: «Прошу освободить от занимаемой должности в связи с уходом на пенсию…». Ветеран и инвалид Великой Отечественной, полный сил и планов в свои пятьдесят шесть, он ушел в пустоту, не потрудившись обеспечить тыл «непыльной» должностью, как делала тогда номенклатура…

Предложенная преемником (после нескольких просьб-напоминаний) работа – директором краеведческого музея – Валентина Васильевича откровенно оскорбила: он и сейчас считает, что сапоги не должен тачать пирожник. Погибнуть от тоски недавнему полновластному хозяину города не дал взятый сыном дачный участок. Регулярно, как на работу. Петунов ездил сюда. Дом выстроил собственными руками. Пригодились подаренные на юбилей и набор столярных инструментов, и добротный верстак.

А в девяносто четвертом году коммунисты еще раз отблагодарили Валентина Васильевича Петунова за отстроенную новую красавицу-Евпаторию: исключили из партии. За то, что на выборах городского головы поддержал кандидатуру Андрея Даниленко.

- Почему я это сделал? Понимаете, у меня свои понятия о том, каким должен быть председатель исполкома горсовета. Довелось работать с четырьмя, все были хорошие люди, со всеми поддерживал товарищеские отношения, но вывод сделал однозначный: городом должен руководить человек с техническим образованием. Который не через замов (даже высококвалифицированных), а сам способен разобраться в строительстве, снабжении и прочем. Без понимания технических деталей очень сложно руководить по-настоящему эффективно. Руками махать – можно, стучать кулаком по столу – тоже. Но это не добавляет ни ума, ни уважения к себе. Поэтому управлять городом должен, по меньшей мере, грамотный инженер – механик, электрик, технарь, короче…

Когда встал вопрос о выдвижении кандидатуры на пост евпаторийского городского головы, республиканский комитет компартии порекомендовал Юрия Корнилова. Партийное решение – закон для коммуниста. Я Корнилова неплохо знал по комсомолу, знал, что у него гуманитарное (педагогическое) образование, что ни на одной из хозяйственных должностей он не работал. Я не собирался нарушать рекомендации вышестоящей парторганизации, но… в зале Дома учителя снова «вылез» на трибуну. И предложил сопоставить кандидатуры: Андрей Петрович тоже происходил из партийных кадров (был вторым секретарем горкома), но он – инженер-механик, электронщик, выпускник знаменитой «бауманки» - на мой взгляд, в сравнении выигрывал. Люди прислушались. Проголосовали. А через неделю меня вызвали на бюро и, не соблюдая никаких формальностей, «за невыполнение решения вышестоящих партийных органов…» исключили из партии.

До сих пор «немодный» Валентин Васильевич Петунов пользуется в городе своей судьбы непререкаемым авторитетом. Его поддержкой стремятся заручиться всевозможные политические течения-направления. А он отмахивается с нескрываемой досадой: «У меня одна родина – Советский Союз. И одной партии я присягал на фронте…».

2. «Ни единою буквой не лгу…»

Историю получения абсолютно заслуженного звания «Почетный гражданин города» мой собеседник, лауреат премии имени С.Э. Дувана, как всякий одаренный тонким чувством юмора хороший рассказчик, воспроизводит с абсолютно серьезным выражением лица и лишь раз, при взгляде на стонущую от смеха слушательницу, позволяет себе слегка улыбнуться:

- На сессии горсовета, под председательством Андрея Петровича Даниленко, депутаты обсуждали список из многих по-настоящему достойных кандидатур: знаменитых врачей, толковых бывших партийных руководителей и хозяйственников. Зачитали список, собрались голосовать, и в последний момент из задних рядов кто-то из рабочих крикнул: «А Петунова почему в кандидатах нет?!» Андрей Петрович отреагировал сразу: «Вы что предлагаете? Включить?» Включили. Проголосовали. На следующий день читаю на первой странице «Евпаторийки»: «Почетными гражданами города стали заслуженный врач С.С. Северинов, заслуженный врач Л.И. Померанский, заслуженный врач В.В. Петунов…». Ну что оставалось делать? Опровержение давать, еще раз народ смешить? Долго потом на вопросы знакомых «И когда это ты заслуженным врачом республики стал?» приходилось отвечать невозмутимо: «Так я ж первым секретарем горкома был! Все мог…»

Ценность этого эпизода, конечно же, не в том, что анекдотичностью своей он сильно напоминает момент коронации последнего императора России, когда одна из ведущих газет страны сообщила наутро своим читателям: «На голову царя была возложена корова…», а в опровержении поправилась: «…была возложена ворона». Ценность – в действительно народном признании.

Каким нужно быть, какие ценности признавать для себя приоритетными, чтобы и через три почти десятка лет после твоего удаления от дел говорили: «Об этом человеке никто никогда плохого слова не произнес…».

Валентин Васильевич угадал стандартную журналистскую череду вопросов о личных симпатиях-антипатиях и житейских аксиомах, сохранившимся властно-мягким движением руки остановил ее:

- Все, что хотел и мог сказать, я уже написал в книжке «Евпатория – судьба моя». Читайте. Я долго сопротивлялся просьбам друзей, особенно настойчивости Игоря Николаевича Лисева. Но он оказался упрямее: однажды вырвал-таки из меня обещание взяться за перо. А обещания я привык выполнять. Каждый день, как на работу, отправлялся за письменный стол. Были написаны 1860 (!) страниц. Интереснейших. О городе, о людях, о необыкновенных встречах, о всех космонавтах Советского Союза, приезжавших в Евпаторию. Помогли бережно сохраненные документы, нерегулярные дневники. И принятое сразу решение: «Что думаю – то пишу. Ничего приглаживать не буду».

Давайте вчитаемся в убористые строчки.

«Чтобы понять, кто я есть в действительности, какие у меня взгляды и оценки жизни, мое отношение к людям, событиям, я постараюсь откровенно, без предубеждений и рисовки ответить на вопросы, прибегнув к знаменитой и весьма полезной для каждого анкете Достоевского. Вот некоторые из этих вопросов и мои ответы.

- Что вы цените в людях?

- В разные периоды жизни эти оценки не были идентичны. Сейчас, в наше время, - честность, твердость и порядочность.

- Человеческие недостатки, которые вы склонны прощать?

- Практически все, кроме измены и подлости.

- Что такое счастье?

- Это судьба каждого человека. С ней рождаются и умирают. Приобрести, купить счастье невозможно. Или, как говорят, не в деньгах счастье, хотя и они играют определенную роль.

- Были ли вы счастливы?

- Да, был. Счастлив тем, что родился и прожил уже немалую жизнь. Счастлив тем, что остался жив, участвуя в войне. Счастлив тем, что имею хорошую семью и друзей. Все остальное во многом зависит от меня самого.

- Был ли у вас соблазн другой жизни?

- Нет, не было. К другой жизни я не способен. Считаю, что и эта, дарованная мне судьбой, прожита не так, как хотелось бы. Над этим вопросом я часто задумываюсь и время от времени спрашиваю себя – все ли я сделал в своей жизни?

- Какая главная черта вашего характера?

- Стремление делать людям добро. Это не хвастовство и не реклама. Это натура, убеждение. Когда это у меня получается, я всегда радуюсь исполненному долгу.

- Останется ли то, что вы сделали?

- Надеюсь, что да. И об этом, может быть, и недолго, но будут помнить родные, близкие, друзья, пока они живы. Ничего важного в своей жизни я не создал и не совершил, чтобы оставить след в памяти будущих поколений.

- Ваше отношение к смерти?

- Однозначное. Все мы – смертны. Если смерти – то мгновенной. Не хочу быть немощным и кого-то обременять. Очень тяжело переношу страдания других и страшусь их у себя.

- Ваши любимые мечты?

- Они возникают всегда вместе с воспоминаниями, некоторые иногда снятся. Даже о Евпатории есть мечта, которая однажды мне приснилась: хорошо бы закончить строительство Дворца пионеров, остановившееся на полдороге. Хотелось бы еще реконструировать центральную городскую площадь с новым солидным зданием Дома Советов, городским узлом связи, Домом торговли и гостиницей, а также построить современный стадион, открытый круглогодичный плавательный бассейн, приснилось, что я получил большое наследство от родственников, проживающих в Америке, - 10 миллионов долларов. Оставив себе миллион для жизни, покупки внучке квартиры и сыновьям хороших машин, остальное отдал на осуществление мечты.

- Круг вашего общения?

- Люблю встречаться со всеми, кроме подлецов и врагов. Встречи с друзьями, знакомыми, просто с горожанами я, как мог, описал в своих воспоминаниях. Общение с людьми всегда приносило мне радость, удовлетворение. Правильно или нет поступил, но выбор я сделал. Главное – у меня были и остались друзья, а не только воспоминания и номера телефонов. Жаль, что этот круг все время сужается.

- Насколько искренне вы отвечали?

- Думаю – искренне. Потому что все, что я сделал, пережил и прочувствовал, принадлежит именно мне. Плохо говорить о себе не собираюсь. Пусть это делают другие…»

…Порядочность и честь были «в моде» всегда. Если войдут в нее и сейчас, людям жить для людей станет легче. И у нас, как говорит тележурналист Владимир Познер, «наступят другие времена».

Татьяна ДУГИЛЬ. Фото Татьяна ДУГИЛЬ.

 

P.S. Я считаю, что Валентина Васильевича Петунова можно со всей уверенностью поставить в один ряд с известнейшими евпторийскими градоначальниками прошедших веков - Н.А. Мамуной и С.Э. Дуваном. Практические все, что есть сейчас в Евпатории, и то, что уничтожается последние 20 лет, создано при участии и непосредственном руководстве этих выдающихся людей, работавших во благо Евпатории, но не себя. К сожалению, в 2010 году Валентина Васильевича не стало...

       Группа сайтов
       Новости и анонсы

12.04.11: В Международный день полета человека в космос опубликован фотоальбом о пребывании Ю.А. Гагарина в Евпатории

18.03.11: открылся сайт по истории космической Евпатории

   
Ключевые слова:
Евпатория, История, Керкинитида, Гезлев, Общественное признание. С людьми и для людей. В.В.Петунов
          Вверх страницы